Свободное общество не может быть создано людьми с порабощенным разумом

0
61

Тридцать лет назад в августе группа коммунистических сторонников жесткого курса захватила контроль над Москвой и поместила советского лидера Михаила Горбачева под домашний арест в его загородном доме в Крыму. Они выступали против экономических и политических реформ Горбачева – перестройки и гласности – и стремились свергнуть его правительство. Однако через три дня переворот провалился. К концу того же года развалился и Советский Союз.

За 20 лет пребывания у власти Президента России Владимира Путина значение этого акта подрыва власти изменилось. Сегодня попытка государственного переворота изображается как попытка российских войск сохранить государство, которая была сорвана антисоветскими настроениями. Согласно недавнему опросу, только 50% россиян помнят те непростые дни, когда армия на танках захватила Москву, а по телевизору транслировали “Лебединое озеро”. Поскольку Кремль ничего не делает для того, чтобы пробудить их воспоминания, сегодня лишь 7% граждан думают, что это была “победа демократии”.

Безусловно, каждый год отмечается так называемый День флага – годовщина того дня, когда государственный переворот был официально провален, и красно-бело-синий флаг Российской Федерации заменил советский красный. Но во главе празднеств стоят либеральные партии, правозащитники и горстка оставшихся оппозиционеров – тех, кто стремится увековечить память о борьбе за свободную Россию. Путин никогда не принимал в них участие.

Фактически, можно сказать, что поражение переворота потерпело такой же провал, как и сам переворот. В конце концов, сегодняшняя Россия – это что угодно, кроме свободы. Те, кто пишет или публикует что-либо, что может быть сочтено антипутинским, антиправительственным или антицерковным, подвергаются риску ареста. Если вам есть что сказать Путину, кроме “Спасибо за наше счастливое существование”, на вас, скорее всего, навесят ярлык “пятой колонны”, иностранного агента или опасного экстремиста. Гражданское общество практически задыхается. Например, абсолютно независимый телеканал “Дождь”, был объявлен “иностранным агентом”, хотя он никогда не взял ни пенни из-за границы.

Конечно, Путин – не Сталин: сегодня нет массового преследования людей, как это было в 1937 году. Но при Горбачеве к голосам оппозиции было больше терпимости, чем сегодня. Вам просто надо об этом спросить Алексея Навального, правозащитника по борьбе с коррупцией и известного критика Путина, который в настоящий момент томится в тюрьме по сфабрикованным обвинениям. Вы также можете спросить любого, кто работал в его Антикоррупционном Фонде, который был вынужден распуститься после того, как его назвали “экстремистской группой”, или любого, кто просто пожертвовал деньги организации, так как их вполне могла навестить полиция.

Вместе с тем, большинство россиян оказали незначительное сопротивление, что, возможно, не должно шокировать. Но тенденция ценить стабильность и даже жертвовать ради нее некоторой свободой, долгое время воспринималась как ответ на неопределенность и тяготы советской и постсоветской эпох. Сегодня россияне наслаждаются относительным достатком и комфортом. Многим еще никогда не было так хорошо. Итак, почему так много людей по-прежнему убеждены в том, что для управления ими нужна сильная личность?

Действительно, Россия все еще не является той сверхдержавой, которой она когда-то была. Однако ее население не особо уязвимо перед внешними угрозами. И усилия Путина по “восстановлению” статуса России как великой державы – включая его аннексию Крыма и вмешательство в выборы в других странах – не способствуют безопасности или процветанию простых россиян. По сути, эти усилия дают прямо противоположный эффект.

Тем не менее россияне продолжают капитулировать перед путинизмом. Когда в прошлом году арестовали Навального, я вывесила в окне московской квартиры моей матери табличку “Свободу Навальному”. Вскоре соседи – представители интеллигенции средних лет – попросили меня ее убрать. “Мы тут не хотим привлечения особого внимания”, – сказали они.

В качестве компромисса я заменила табличку на более мягкую, более эвфемистическую версию: “Free Un-Putin (свободу не-Путину)”. Они вернулись и вежливо пригрозили тем, что вызовут полицию, хотя и уверяли меня, что они на моей стороне. Я ответила, что если мы на одной стороне, то на всем здании должны быть вывешены таблички в поддержку Навального. В конце концов, сказала я, они не могут арестовать нас всех. Мои соседи отказались. Когда я попыталась заручиться поддержкой, позвонив в дверь других соседей, я столкнулась с новыми угрозами вызвать полицию.

Чеслав Милош, лауреат Нобелевской премии по литературе, рассмотрел это явление в своем эссе 1953 года Порабощенный разум. Книга начинается с обсуждения романа Станислава Игнация Виткевича Ненасытимость 1930 года, в котором недавно завоеванным полякам в качестве “лекарства”, чтобы вылечить их от независимого мышления были даны так называемые таблетки Мурти-Бинга.

Лекарство, как и марксистско-ленинская идеология, приносит удовлетворение и повиновение, вызывая своего рода когнитивный диссонанс, что в конечном счете заставляет людей развивать двойственную личность. Они не так уж сильно отличаются от московских соседей моей матери, которые заявляют о своем согласии с Навальным, даже если они угрожают вызвать полицию в отношении любого, кто публично его поддерживает.

Милош отмечает, что люди, живущие при тоталитарном режиме, считают западные демократии слишком свободными и полагают, что это, наряду с применением верховенства закона к государственным субъектам, делает эти страны нестабильными и неуправляемыми. Включите сегодня российское телевидение, и вы услышите точно такой же посыл.

В конечном счете, отмечает Милош, люди не подчиняются репрессивному правлению только из страха. Они также мотивированны “внутренним стремлением к гармонии и счастью”, и автократы умело этим пользуются. Определенно Путин такой же. Проблема в том, что на самом деле эти лидеры не обеспечивают лучшей жизни, которую они обещают.

Если России суждено когда-нибудь вырваться из затруднительного положения, созданного Путиным, россиянам раз за разом придется отказываться от своих доз Мурти-Бинга. Мы не можем ждать, когда кто-то вроде Горбачева или Навального придет и встряхнет русских на мгновение, чтобы через несколько недель или месяцев они вновь погрузились в спячку. Мы должны стремиться к свободе каждый день.

Тридцать лет назад Горбачев освободил россиян из тюрьмы коммунизма. Навальный отважно пытался осветить путь из путинизма, но у слишком многих глаза плотно закрыты до сих пор. Урок этой несправедливо забытой годовщины очевиден: свободное общество не может быть создано людьми, которые позволяют, чтобы их разум оставался в плену.

Нина Л. Хрущева, профессор по международным отношениям в The New School, является соавтором (с Джеффри Тейлером) недавно вышедшей книги «In Putin’s Footsteps: Searching for the Soul of an Empire Across Russia’s Eleven Time Zones.».

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь