Президент Казахстана подписал поправки к законам о выборах. Эксперимент, надо признать, довольно рискованный, поскольку закон Мерфи гласит: «Если что-нибудь может пойти не так, оно пойдет не так».

Есть опасения, что это утверждение как нельзя лучше сработает в ситуации с подписанными законами. Понятно, что власти стремятся дать мощный стимул дальнейшей демократизации общества. Однако с самим обществом дела обстоят не столь однозначно: недоверие к государству у наших граждан приобрело маниакальные формы, и избавиться от этого будет крайне сложно.

Эксперты считают, что законы можно было бы сделать лучше и в дальнейшем действовать гораздо эффективнее.

Чего хочет добиться государство

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал Конституционный закон «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О выборах в Республике Казахстан» и сопутствующий Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам выборов».

Как отметил в своем Telegram-канале помощник главы государства Ерлан Карин, к основным призванным укрепить демократию поправки можно отнести: снижение порогового уровня для прохождения партий в мажилис с 7 до 5%, введение графы «против всех» в бюллетенях на выборах всех уровней и проведение прямых выборов сельских акимов.

«Стоит также отметить, что законы прошли тщательное и всестороннее обсуждение на различных общественных площадках, в стенах парламента с участием экспертов и гражданских активистов, представителей политических партий. Дискуссии по этим темам проходили и на площадке Национального совета общественного доверия. Поэтому принятие данных законов свидетельствует об эффективности общественно-политического диалога в стране», – резюмировал в своем сообщении Ерлан Карин.

Результат не соответствует ожиданиям

Директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис считает, что полученный результат не соответствует ожиданиям.

«Власти довольно активно инициируют обсуждение принимаемых законов на различных площадках и в разных рабочих группах. Кстати, я принимал участие в первом заседании рабочей группы, где обсуждались подписанные президентом Казахстана законы о выборах. Но сам процесс обсуждения и его результат – зачастую не одно и то же. Если результат обсуждения такой же, какой предполагается властями, но не гражданским обществом, то смысла в этих обсуждениях нет», – категорично высказался правозащитник.

По словам эксперта, результат не соответствует ожиданиям и тому, с чего эти самые обсуждения начинались.

«В качестве примера приведу закон о мирных собраниях, в обсуждении которого я лично принимал довольно активное участие. В результате мы получили закон, который не соответствует ожиданиям гражданского общества. Он не соответствует международным стандартам по ряду фундаментальных представлений о свободе мирных собраний. Практика это с большой очевидностью показывает», – добавил Евгений Жовтис.

Пройдемся по прецедентам

Для большей убедительности Евгений Жовтис предлагает найти прецедент.

«Точно так же я критикую изменения в законодательство, связанные с декриминализацией клеветы. По существу, никакой декриминализации не произошло. Просто клевету перевели из Уголовного кодекса в Кодекс об административных правонарушениях. За нее стали давать тот же самый штраф, который и раньше давали, а вместо лишения свободы сроком до 3 лет теперь можно назначать административный арест до 30 суток. Безусловно, наказание уменьшилось, но по сути никакой декриминализации не произошло, потому что норма не перешла в гражданское законодательство с соответствующей компенсацией вреда, если кого-то оклеветали», – заметил он.

Эксперт не согласен с утверждением, что снижение порогового уровня для прохождения партий в мажилис с 7 до 5% поменяет что-то в политическом поле.

«Какая разница, что вместо 7 стало 5%, если невозможно зарегистрировать оппозиционную политическую партию?! Возникает вопрос: для каких конкретно партий этот порог прохождения в мажилис снизили? Для тех, которые уже зарегистрированы и которые – за редким исключением – проправительственные? Что это дает? Раньше было 50 тысяч членов партии для регистрации, потом снизили до 40 тысяч, затем еще до 20. По большому счету, в политическом поле ничего не изменилось. Здесь ведь вопрос не частный, а институциональный: признают ли власти политический плюрализм или не признают? Если точнее, то признают ли власти политическую оппозицию, в том числе в парламенте, или не признают? Если признают, то уже имеющиеся пороговые значения должны быть серьезно снижены, также должен в корне поменяться сам подход к регистрации политических партий», – уверен правозащитник.

По мнению Евгения Жовтиса, власти должны четко и ясно аргументировать нормы, прописанные в законах о выборах.

«В международном праве есть такое понятие, когда для устранения дискриминации нужно, чтобы любые различия, если они есть, основывались на объективных, разумных и понятных критериях. Почему установили порог в 20 тысяч членов партии для юридической регистрации, а не в 10, 5 или 1,5 тысячи? А в начале 90-х было достаточно 3 тысяч для регистрации. Чем руководствуется государство, когда принимает такие решения? Если нет объективных и разумных критериев, то в любом другом случае эти нормы – дискриминационные. Власти должны аргументировать эти самые 20 тысяч, дав этому четкое обоснование», – пояснил правозащитник.

Без реформирования избирательной системы – никуда

В свою очередь директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев считает, что снижение порогового уровня увеличивает возможности для политических партий быть представленными в парламенте и маслихатах разных уровней.

«Разумеется, данное нововведение само по себе не приведет к этому без серьезного реформирования избирательной системы. На мой взгляд, следует также:

  • обеспечить вхождение в состав избирательных комиссий всех уровней представителей всех без исключения действующих политических партий, зарегистрированных в установленном законом порядке;
  • расширить степень прозрачности деятельности избирательных комиссий посредством предоставления возможности всем желающим участникам избирательного процесса присутствовать на их рабочих заседаниях с правом совещательного голоса;
  • предоставить широкие полномочия для наблюдателей за ходом голосования и подсчетом голосов, включая незамедлительное и обязательное ознакомление с результатами голосования», – перечислил он.

По словам эксперта, необходимо внести изменения в Закон «О политических партиях» в части упрощения процедуры государственной регистрации партий, а также допустить регистрацию партий инициативными группами, которые создают их в соответствии с законодательством.

«Все это в совокупности позволит увеличить количество партий как ключевых участников избирательного процесса и создать условия для цивилизованной и честной конкуренции между ними в ходе будущих парламентских выборов», – убежден политолог.

Вокруг да около графы «против всех»

Графа «против всех» в бюллетенях на выборах всех уровней стала камнем преткновения для экспертного сообщества.

Евгений Жовтис характеризует данную поправку как вполне правильную, но одновременно – мертворожденную.

«Если остановиться на графе «против всех», то в самом ее наличии ничего плохого, конечно же, нет. Но если вы не имеете конкурентных многопартийных выборов (а еще лучше – по смешанной системе с участием самовыдвиженцев) с доверием к самой процедуре выборов, независимых членов избирательных комиссий, а не врачей, учителей и прочих работников государственных учреждений, то графа «против всех» ничего не дает», – заявил он.

Между тем Андрей Чеботарев не склонен излишне драматизировать ситуацию. Он считает введение такой графы положительным моментом.

«Эта мера позволит принять участие в голосовании гражданам, не желающим поддерживать ни одну из действующих партий. К этому призывали власть в разное время представители оппозиции и экспертного сообщества, в частности представители движения HAQ (Halyqqa Adal Qyzmet)», – вспомнил эксперт.

Политическая повестка и обоюдная ответственность

Евгений Жовтис считает, что даже выбранные напрямую сельские акимы могут столкнуться с проблемами бюджета и полномочий.

«Еще и устанавливают для кандидатов в сельские акимы норму – один год на государственной службе и еще где-то работать на управленческих должностях. А это зачем?», – задается он вопросом.

По мнению правозащитника, достаточно, чтобы человек был патриотом, болел за свой регион и пользовался поддержкой граждан.

«Выберут его, он сможет управлять сельским округом и найдет людей, которые ему в этом помогут. Это не столько вопрос опыта управления, а, скорее, политических устремлений. Иначе у нас в парламент выбирали бы только юристов, чтобы они законы принимали», – иронизирует правозащитник.

Андрей Чеботарев характеризует прямые выборы акимов как реализацию властями своей политической повестки.

«В центре обозначенной главой государства Касым-Жомартом Токаевым политической повестки стоит формирование современного эффективного государства. С одной стороны, это предполагает повышение уровня эффективности и качества работы государства, его органов и должностных лиц на всех уровнях. С другой – озвученная президентом концепция «слышащего государства» призвана обеспечить постоянную связь между властью и обществом, включая вовлечение представителей последнего в процесс выработки и принятия государственных решений. В связи с этим введение прямой выборности акимов городов районного значения и сельских населенных пунктов является одним из ключевых направлений реализации рассматриваемой политической повестки», – констатирует он.

По мнению эксперта, это сформирует обоюдную ответственность.

«Как показывает опыт многих зарубежных стран, получая свой мандат непосредственно от народа, главы местных исполнительных органов чувствуют большую ответственность перед своими избирателями, что положительно отражается на результатах их повседневной деятельности. К тому же от этого зависит их возможное переизбрание на следующий срок. Местным жителям это, в свою очередь, помогает повысить свою гражданскую активность, дает осознание, что от их непосредственного участия зависит качество и эффективность решения наиболее актуальных проблем и вопросов данного местного сообщества», – полагает политолог.

Странные требования и несинхронность выборов

Андрей Чеботарев не склонен считать, что за должностью сельского акима выстроится длинная очередь из желающих.

«В политическом отношении введение прямой выборности акимов рассматриваемой категории можно также расценить как своего рода компенсацию обществу за отмену процедуры самовыдвижения в депутаты мажилиса и маслихатов всех уровней. Хотя трудно сказать, как много граждан захотят баллотироваться на данные должности», – сомневается он.

Вместе с тем эксперт считает, что наличие высшего образования среди базовых квалификационных требований к кандидатам в акимы городов районного значения и сельских населенных пунктов ограничивает возможности местных жителей, не имеющих такового, баллотироваться на данные должности.

«Также обращает на себя внимание несинхронность процесса проведения выборов акимов данного уровня. В текущем году объявлено о проведении выборов 836 акимов из 2345. Когда именно будут проведены выборы остальных, непонятно. Данное обстоятельство может отрицательно сказаться на организационно-технических и финансовых аспектах избирательного процесса в целом», – уточнил политолог.

Шесть шагов

Принятие таких важных законов, как правило, сопровождается сакраментальным вопросом «А что дальше?».

Андрей Чеботарев предлагает властям сделать еще шесть шагов на пути к демократизации общества. Причем о первых двух он уже упоминал.

Во-первых, как я уже отметил, необходимо реформировать избирательную систему и изменить законодательство о политических партиях. Во-вторых, добавить к базовым квалификационным требованиям для кандидатов в акимы городов районного значения, поселков, сел и сельских округов наличие технического и профессионального образования и трудового стажа не менее двух лет. Для этого достаточно внести поправки в соответствующие подзаконные акты Агентства по делам государственной службы», – отметил эксперт.

Трети шагом по демократизации общества, по мнению политолога, должен стать пункт о выборности акимов во всех городах областного значения, включая областные центры.

В-четвертых, нужно обеспечить проведение в перспективе выборов акимов всех уровней в одно определенное время. В-пятых, предоставить акимам всех уровней, избираемым населением вверенных им административно-территориальных единиц, статус политических государственных служащих. И в-шестых, разработать и принять Закон «О местном самоуправлении в Республике Казахстан», позволяющий четко разграничить полномочия и сферы ответственности органов местного государственного управления и органов местного самоуправления, а также обозначить формат взаимоотношений между акимами разного уровня», – резюмировал Андрей Чеботарев. 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь